RusFF Мебель

Культурно-историческое прошлое Москвы

Очерк  о культуре Москвы в начале и середине 19 века

 

В XIX веке Москва, оставаясь второй столицей, была великим центром русской культуры. Старое и новое своеобразно переплеталось в жизни Москвы. Ее считали верной хранительницей исторических традиций, в общественном восприятии она представала как воплощение русских национальных начал. Здесь по-прежнему проходила коронация царей. Вместе со сменой самодержцев, менялась и культурная жизнь Москвы. Политические события всегда находили отклик в умах мыслящих людей, московской интеллигенции писателей, историков, философов и других деятелей науки и культуры. В Москве особенно остро ощущалось противостояние консервативных и прогрессивных направлений.

 

старая Москва


Новаторство нередко пробивало себе дорогу именно в первопрестольной. Утратив положение главной царской резиденции и средоточия бюрократии, Москва продолжала оставаться одним из центров духовной жизни России. Здесь шла напряженная умственная работа, кипели острые идейные споры, происходило столкновение различных идеологических доктрин.

Поистине неоценимо значение Москвы с ее университетом, Духовной академией, другими учебными заведениями и учеными обществами в отечественном просвещении и развитии науки. Московский университет был в центре общественно-политической жизни России. Москва не оставила равнодушным ни одного русского писателя, поэта, многие из которых запечатлели в своих произведениях ее неповторимый образ.

 

старая Москва



Военные события 1812 года возвеличили славу древней столицы. Москвичи, возрождали из пепла свой город и украшали его. Свой вклад в восстановление послепожарной Москвы внесли замечательные зодчие и градостроители, скульпторы и живописцы. Стараясь ни в чем не отставать от северной столицы и Европы, Москва в то же время выработала свой оригинальный стиль и смогла создать истинные шедевры практически во всех областях культурной жизни. Неповторимый облик Москвы выражался в застройке города, его архитектуре, в образе жизни и нравах москвичей. Как метко определил А.С.Грибоедов, «на всех московских есть особый отпечаток».

В то же время Москва всегда представляла собой удивительный сплав мнений, суждений, мод, национальностей, она была, как писал русский историк и писатель Н.М.Карамзин, смесью «огромного с мелким, древнего с новым, образования с грубостью».

 

старая Москва



Культурная жизнь Москвы начала XIX в. непосредственно была связана с политическими событиями, а именно сменой императора и последовавшими в связи с этим изменениями.

Век начинался надеждами. После низложения Павла I все ждали либерального правления. Нового императора окружал всеобщий энтузиазм. Толпы людей восторженно приветствовали его на улицах. В его лице Россия надеялась наконец-то обрести просвещенного и доброго монарха. По словам супруги Александра I императрицы Елизаветы, «безумной радостью» были «охвачены все, от последнего мужика до самых высокопоставленных особ».

Новому императору посвящают оды самые знаменитые русские поэты той эпохи. Г.Р.Державин призывает в помпезных стихах: « Будь на троне человек», другой поэт классицизма А.С. Шишков, восклицает:

На троне Александр! Рука Господня с нами

С Екатериной великою душой,

Он будет новый Петр и на суде, и в поле

Н.М.Карамзин, романист и историк, восходящая звезда на небосклоне русской литературы, приветствуя царя, писал: «Весны явленье с собой приносит нам забвенье всех мрачных ужасов зимы».

XIX столетие ознаменовалось небывалым оживлением в общественной жизни. Рост национального самосознания, сближение с Западной Европой содействовали возбуждению интереса к культурным и политическим проблемам. Возникший в этой обстановке дух определенной свободы и надеж дал благоприятную почву для развития всевозможных течений общественной мысли, создания различных обществ, кружков, организаций литературных, научных, религиозно-нравственных, просветительских, благотворительных, политических, философских. Среди них явные и тайные, официально утвержденные и неформальные, политически лояльные и противоправительственные. Выдвигаются общественные типы, характерные для того или иного периода, вольтерьянцы, просветители, масоны, декабристы, славянофилы, западники Отживали свой век старые направления и активно развивались новые. Видное место в этом процессе принадлежало Москве.

 

старая Москва



В Москве начала XIX века задавали тон аристократы. Пользовавшиеся некогда огромным влиянием, обладавшие большими состояниями, они привыкли не стеснять себя в суждениях. Правда, недовольство, если и возникало, то лишь по отношению к отдельным лицам правящей верхушки или к конкретным мерам правительства. С оппозиционностью оно имело мало общего.

Древняя столица была средоточием дворянства самого образованного сословия страны. Не служившие помещики, проводя зимы в Москве, располагали досугом, позволявшим предаваться чтению, размышлениям, беседам, занятиям литературой. В Москве и подмосковных имениях имелось немало культурных гнезд. Московский университет тогда единственный в России привлекал сюда жаждущих высшего образования. Профессора и студенты составляли значительную часть населения города.

В Москве, в отличие от Петербурга, воплощавшего в глазах современников государственное, бюрократическое начало, бытовали настроения, преобладавшие в неофициальных кругах преимущественно среди дворян и людей образованных. Общественные дела нередко вызывали здесь более живой интерес, чем в северной столице. «В Петербурге сцена, в Москве зрители; в нем действуют, в ней судят, писал князь П.А.Вяземский. Из Петербурга истекали меры правительственные; но способ понимать, оценивать их, судить о них, но нравственная их сила имели средоточием Москву». Влиятельный голос в общественном мнении Москвы начала 19 века принадлежал, по словам автора, московским аристократам «оппозиционному партеру», где первые ряды занимали «графы Орловы, Остерманы, князья Голицыны, Долгорукие и многие другие второстепенные знаменитости, которые в свое время были действующими лицами на государственной сцене. Все эти лица были живая летопись прежних царствований», писал Вяземский.

В литературной жизни, как и в общественной, старое своеобразно переплеталось с новым: архаисты оставались верны традициям XVIII в., новаторы звали к переменам. В Москве подобные контрасты были особенно заметны. Здесь еще жил М.М.Херасков один из столпов поэзии XVIII века. Среди влиятельных московских аристократов преобладали люди, воспитанные на произведениях античных классиков, французских писателей XVIIXVIII вв. (Корнеля, Расина, Вольтера), русских последователей классицизма Ломоносова, Державина. Хераскова, Сумарокова.

В первой трети XIX века среди старшего поколения именитого дворянства было немало вольтерьянцев. Особенно в Москве, где они доживали свой век. « Почти все старики того времени, которых мы только знали, вспоминал Герцен, были вольтерьянцами или материалистами, если не были франкмасонами». Еще в XVIII в. вольтерьянцами называли людей, находившихся под воздействием новомодных западноевропейских идей. Идеи французских просветителей проникли в высшие слои дворянства, а потом и в более широкие круги русского общества. Но далеко не все вникали в глубокий смысл этих идей, осознавая их как целостную философскую систему.

Этот вольтерианский налет оставался в известной части русского дворянства весь XIX век. Образованные русские люди рано познакомились с сочинениями энциклопедистов и прежде всего Вольтера «умов и моды властелина», по выражению А.С.Пушкина. Знание французского языка, которым многие дворяне владели лучше, чем родным, открывало доступ к французской литературе. Появились многочисленные переводы сочинений Вольтера и его знаменитых соотечественников.

Наряду с «вольтерианством» в общественном сознании существовала, разумеется, и более глубокая струя просветительства. Ее очагами являлись Московский университет и печать (насколько позволяли цензурные условия ). С другой стороны, в старшем поколении дворянства имелись непримиримые противники просветителей XVIII в. Так, И.И.Киреевский (отец будущих славянофилов) специально скупал в книжных лавках произведения Вольтера, а затем сжигал их.

В царствование Александра I одна за другой возникали масонские ложи. Масонство представляло собой многообразный спектр разнородных стремлений философско-мистических увлечений, высоких требований самоусовершенствования, поиска практических способов помощи ближнему. Объединяя людей узами братства и преданности высоким идеалам, масонство привлекло к себе в XVIIIXIX вв. немало выдающихся людей. К масонам принадлежали Н.И.Новиков и А.Н.Радищев, А.В.Суворов, М.И.Кутузов, М.М.Сперанский и Н.С.Мордвинов, кураторы Московского университета М.М.Херасков и И.П.Тургенев, попечитель Московского учебного округа М.Н.Муравьев, П.Я.Чаадаев, многие декабристы, архитекторы В.И.Баженов и А.Л.Витберг, поэты А.С.Пушкин и князь П.А.Вяземский и многие другие.

 

могучая кучка


Духовная жизнь Москвы начала века былы связана, как и в предшествующем столетии, главным образом с различными обществами и литературно-художественными салонами. Как и в прежние времена, московские писатели, поэты и ученые собирались у М.М.Хераскова. Встречались у Н.М.Карамзина, И.И.Дмитриева, В.Л.Пушкина.

«В 1811 году и в начале 1812-го в Москве было много жизни в литературе, вспоминал писатель-москвич М.А.Дмитриев. Литераторы часто собирались между собою и всякий раз читали друг другу свои произведения». Предпочтение отдавалось словесности, и в первую очередь поэзии, в которой преобладают два главных поэтических течения: гражданское и элегическое.

Начало века вообще характеризуется повальным увлечением образованных дворян стихотворством сочинением различных буриме (экспромтов на заданные рифмы), эпиграмм, патриотических откликов на военные события, виршей, посвященных всевозможным юбилеям или воспеванию царственных особ. Современники свидетельствуют о своего рода «стихотворном наводнении» тех лет.

Из старшего поколения выдающихся русских поэтов пользовался общим признанием Иван Иванович Дмитриев. Он был крупнейшим представителем русского дворянского сентиментализма. Дмитриев обновил русский поэтический язык, и дал ему простоту и непринужденность естественной речи. Автор произведений в духе высокой гражданской поэзии («Освобождение Москвы» и др.), он еще более известен своими стихотворными сказками, баснями, песнями. И.И.Дмитриев почитался современниками как один из лучших русских поэтов, его имя в русской литературе стояло в одном ряду с именами прославленного поэта Державина и знаменитого историка и литератора Карамзина. Сочинения и переводы Дмитриева публиковались в журналах и альманахах, выходили тодельными книгами. Его дом на Спиридоновке (воспетый Вяземским) считали за честь посещать московские литераторы, ученые ценители искусства.

Окончательная победа сентиментализма в русской литературе связывается с именем Карамзина и его повестью «Бедная Лиза», где впервые в истории отечественной словесности показан живой человек с его естественными чувствами и переживаниями, что было, по определению Белинского, «новой ступенью, новым шагом вперед начавшей развиваться литературы». Его произведения оказывали глубокое влияние на эстетические вкусы читателей, пробуждали в них гуманные чувства. Карамзин обновил русский литературный язык, освободил его от церковнославянизмов, латинизмов, тяжеловесных оборотов, придал ему легкость и изящество, сблизил с разговорным языком образованного общества.

Нововведение это оказало решающее воздействие на все последующее развитие отечественной литературы, которая пошла по пути, проложенному Карамзиным. «Сочинения Карамзина были приняты с необыкновенным восторгом, вспоминал М.А. Дмитриев. Красота языка и чувствительность вот что очаровывало современников Его слог чрезвычайно быстро проник в молодое поколение писателей». У Карамзина появилось много последователей. К ним принадлежали В.Л.Пушкин, В.А.Жуковский, К.Н.Батюшков, князь П.А.Вяземский, В.В.Измайлов, А.Ф.Воейков.

Противниками реформирования языка выступили некоторые писатели старшего поколения во главе с А.С.Шишковым. В выдвинутых им «Рассуждениях о старом и новом слоге российского языка» (1803) он упрекал новаторов в том, что они хотят отвлечь читателей от языка веры, от нравоучительных духовных книг, привязав «к одним светским писаниям, где столько расставлено сетей к помрачению ума и уловлению невинности». Не разделяли также позиций Карамзина П.И.Голенищев-Кутузов, и некоторые представители молодого поколения писателей: Андрей Тургенев, выступивший против «мягкости и разнеженности» сочинений Карамзина. Выступая на заседании Дружеского литературного общества он призывал обратиться в литературе к героическому, великому и истинно русскому.

В Москве жил и выдающийся сатирик-комедиограф и публицист И.А Крылов. Автор популярных комических опер в стихах («Кофейница») и искрометных сатирических комедий («Пирог», «Бешеная семья» и др.), он в новом столетии сыскал славу баснописца и пополнил русскую литературу новым жанром, заимствованым из древней поэзии.

«Дней Александровых прекрасное начало», смягчение политического режима в стране в начале XIX в. ознаменовалось общим оживлением литературной жизни. Литература стала той сферой, в которой прежде всего выразились новые общественные настроения и надежды. По воспоминаниям А.Ф.Мерзлякова, в то время «во всех званиях» обнаружилось необыкновенное рвение к занятиям словесностью, образовывались «многие частные ученые собрания литературные, в которых молодые люди, знакомством или дружеством соединенные, сочиняли, переводили, разбирали свои переводы и сочинения... Мы строго критиковали друг друга, разбирали знаменитейших писателей, которых почитали образцами своими, рассуждали почти о всех важнейших для человека предметах, спорили много и шумно за столом ученым и расходились добрыми друзьями по домам». В этих словах активного участника литературно-общественной жизни тех лет выразительно обрисован характер кружков образованной молодежи начала века.

Заметную роль в развитии интереса к литературе, в создании различных литературных обществ в среде молодого дворянства играл Московский университет и существующий при нем университетский Благородный пансион. Главное внимание обращалось там на гуманитарное образование в сочетании с нравственным воспитанием. В пансионе существовало Общество словесности, объединявшее лучших воспитанников. Одним из его основателей был В.А.Жуковский. Почетными членами пансионского Общества были И.И.Дмитриев, Н.М.Карамзин и другие известные писатели. Воспитанники пансиона выпускали альманахи и литературные сборники; два из них появились в первом десятилетии XIX в. «Утренняя заря» и «Отдых в пользу». Из воспитанников Благородного пансиона вышло немало писателей и поэтов, в числе их Жуковский, князь В.Ф.Одоевский, Грибоедов, Лермонтов, Тютчев. Начало века ознаменовалось созданием в 1801 г. при университетском Благородном пансионе Дружеского литературного общества.

В начале XIX века в среде старшего поколения именитого дворянства дом И.П.Тургенева, вернувшегося в Москву, стал средоточием близких ему по духу людей масонов И. В. и П. В. Лопухиных, М. В.Невзорова, писателей и поэтов И.И.Дмитриева, М.М.Хераскова, Н.М.Карамзина. Двухэтажный особняк конца XVIII в. в Петроверигском переулке, примыкающем к площади Ильинских ворот, представлял собой один из центров литературной жизни Москвы. Здесь сохранялась характерная для этого круга духовная атмосфера, проникнутая преданностью просвещению и высоким нравственным идеалам. В этой атмосфере воспитывалось молодое поколение поэтов и писателей.

Организаторами Дружеского литературного общества были сыновья И.П.Тургенева Андрей и Александр вместе с поэтом-разночинцем А.Ф.Мерзляковым, их друзьями Андреем и Михаилом Кайсаровыми, А.Ф.Воейковым и юным В.А. Жуковским. В дружеский круг братьев Тургеневых был принят и молодой поэт князь П.А. Вяземский, будущая знаменитость литературной жизни Москвы.

Общество существовало недолго, на его собраниях произносились речи, читались собственные сочинения, происходил оживленный обмен мнениями по вопросам, имевшим не столько литературное, сколько общественно-воспитательное звучание. Участников кружка волновали острые проблемы современности: темы патриотизма, долга гражданина, добродетели и порока, страсти и рассудка, счастья и дружбы, гражданственности и национальной самобытности литературы, бессмертия души и Бога. Для участников Дружеского литературного общества особенно характерна была религиозно-моральная тематика, высокие нравственные устремления, не избежали они и влияния модных тогда идей Руссо и Вольтера.

 

букинисты Москвы


Одним из центров литературной жизни Москвы стало возникшее в 1811 г. общество любителей российской словесности при Московском университете. Его основала группа университетских профессоров, к которым присоединились поэт В.Л.Пушкин и театральный деятель Ф.Ф. Кокошкин. В своей программной речи первый председатель общества А.А.Прокопович-Антонский призывал обратить особое внимание на отечественную словесность, ибо «слава и могущество народов возвышается словом». К числу наиболее деятельных членов общества принадлежали профессора А.Ф.Мерзляков, М.Т.Каченовский, Л.А.Цветаев, Н.Н.Сандунов, Р.Ф.Тимковский.

Новое объединение усиленно занялось изучением родного языка, правил и образцов отечественной и иностранной литературы. На заседаниях выслушивались рассуждения по проблемам языкознания и словесности, читались оригинальные сочинения оды, переложения псалмов, басни, переводы античных и новых западноевропейских писателей. Значительное внимание уделялось критике, ее воздействию на науку и просвещение. Поначалу преобладали традиции классицизма.

До 1826 г. председателем был А.А.Прокопович-Антонский, его сменил Ф.Ф.Кокошкин, а затем попечитель учебного округа генерал-майор А.А.Писарев. Некоторое время Общество возглавляли писатели М.Н.Загоскин и М.П.Погодин.

Активный период деятельности общества приходится в основном на первое десятилетие его существования, оно собиралось регулярно раз в месяц, заседания были публичными, было подготовлено и выпущено 20 томов своих «Трудов» и семь сборников «Сочинений в прозе и стихах». В 30-х гг. общество любителей российской словесности существовало лишь номинально. Создавшаяся в это время обстановка в стране не благоприятствовала любым общественным предприятиям, не исключая литературных.

Молодое поколение наиболее известных поэтов и писателей 1810-х гг. отмечено в истории русской литературы именами: А.Ф.Мерзлякова, ученого, критика и талантливого переводчика, профессора Московского университета, приверженца старого направления в литературе классицизма; В.А.Жуковского, одного из родоначальников элегической поэзии, самого известного среди современников поэта сентиментализма и романтизма. Жуковский выступил и как популяризатор отечественной поэзии. В 181011 гг. в Москве вышло подготовленное им «Собрание русских стихов» в пяти частях, где были предприняты образцы творчества русских поэтов, начиная с Кантемира и Ломоносова. В московских же салонах не было конца восторгам, если речь заходила о «Людмиле» или «Светлане» последних элегических балладах Жуковского.

Рядом с Жуковским любители и знатоки поэзии называли обычно К.Н.Батюшкова, который ввел в русскую литературу жанр легкой поэзии в духе древнегреческого поэта Анакреона, явившись в этом предшественником А.С.Пушкина и А.Ф.Воейкова, особенно прославившегося в сатирическом жанре.